Духовное богатство востока






        Религия сейчас не имеет суфизма. Религия это мертвец. Когда церковь стала слишком большой, суфизм вынужден покинуть ее тело. Он не может сосуществовать с догмами. И при папах и при священниках он не может существовать. Скорее, наоборот, суфизм нуждается в отсутствии пап священников, он нуждается в отсутствии догм. Он не от головы, он - принадлежит сердцу. А церковь это ум, как и всякая организация - от ума. Суфизм это поэзия, а не проза. Суфизм это не церковь, он не принадлежит к какой либо религии.

Нужный момент

дровосек


      Жил один старый дровосек, бедный и одинокий, который зарабатывал себе на жизнь тем, что рубил дрова и продавал их. Каждый раз, когда он шел в лес, он проходил мимо дерева бодхи, которое росло на краю леса, - под таким же деревом Гаутама Будда стал просветленным, поэтому это дерево и получило название "дерево бодхи". Бодхи означает просветление. Кстати, вам будет интересно узнать, что ученые обнаружили в дереве бодхи некое вещество, которого нет ни в одном другом дереве, и это вещество абсолютно необходимо для развития разума. Может быть, это очень разумное, чувствительное дерево. Это не может быть простым совпадением...
       Каждый раз дровосек видел под деревом бодхи старика, который тихо сидел там всегда - летом, зимой, в сезон дождей. Прежде чем войти в лес, дровосек всегда припадал к его ногам, и каждый раз старик улыбался и говорил: "Ну и идиот же ты!" Дровосек никак не мог понять: "Почему? Я припадаю к его ногам, а он вместе того, чтобы благословить меня, улыбается и говорит: "Ну и идиот же ты!"" Однажды он набрался мужества и спросил: "Что ты имеешь в виду?" Старик сказал: "Я имею в виду вот что: ты всю свою жизнь рубишь деревья, а если ты немного углубишься в лес, ты найдешь медную шахту. Только идиот может не заметить ее! А ты всю свою жизнь ходишь по этому лесу... За один день ты можешь набрать столько меди, что, продав ее, обеспечишь себя на неделю, тебе не надо будет рубить дрова каждый день, ведь ты уже стар". Дровосек не мог поверить в это, ведь он хорошо знал весь лес: "Он, должно быть, дурачит меня. А, может, и нет... от меня не убудет, если я отправлюсь поглубже в лес и поищу эту медную шахту". Он углубился в лес и нашел медную шахту. Он сказал себе: "Теперь я знаю, почему он постоянно называл меня идиотом, работающим каждый день в таком преклонном возрасте".
       И он стал ходить в лес только один раз в неделю. Но старая традиция продолжалась: он подходил к старику, сидевшему под деревом, припадал к его ногам, а тот улыбался и говорил: "Ну и идиот же ты!" И однажды дровосек спросил: "Почему ты продолжаешь называть меня идиотом? Ведь я же нашел медную шахту". Старик сказал: "Ты не знаешь всего. Если ты пойдешь еще дальше в лес, ты найдешь серебряную шахту". Дровосек сказал: "Но почему же ты не сказал мне об этом раньше?" Старик сказал: "Ты сперва не поверил даже в медную шахту - разве ты поверил бы в серебряную? Просто пойти немного дальше!" И на этот раз у дровосека тоже были сомнения, но не очень большие, у него стало появляться доверие к старику. И он нашел серебряную шахту.
       Он вернулся к старику и сказал: "Теперь, когда я нашел серебряную шахту, я буду приходить один раз в месяц. Мне будет недоставать тебя. Мне будет недоставать твоих благословений. Мне стало нравиться слышать от тебя: "Ну и идиот же ты!" Но старик сказал: "Ты все еще идиот, ничего не изменилось". Дровосек сказал: "Даже теперь, когда я нашел серебряную шахту?" Старик сказал: "Да, даже теперь. Ты просто идиот, и больше ничего - ведь если ты пойдешь еще дальше в лес, ты найдешь золото. Не надо ждать целый месяц, приходи завтра". Дровосек подумал: "Должно быть, он дурачит меня. Если там есть золото, почему же он сидит под этим деревом в лохмотьях, в дождь и в зной, завися от людей, которые приносят ему еду... иногда они приносят еду, иногда нет... И если он знает, где находится золото... Я думаю, что на этот раз он, наверное, дурачит меня! Но все же... он всегда оказывался прав. Кто знает? Этот старик какой-то таинственный".
       Он пошел в лес и нашел большую золотую шахту. Он не мог поверить своим глазам, ведь он всю свою жизнь работал в этом лесу... Он набрал много золота, вернулся к старику и сказал: "Я думаю, ты больше не будешь говорить, что я - идиот!" Старик сказал: "Нет, я буду продолжать говорить это. Приходи завтра, ибо это еще не конец, это только начало". Дровосек сказал: "Что? Золото - только начало?" Старик сказал: "Приходи завтра. Еще дальше в лесу ты найдешь алмазы, - но и это не конец. Но я не скажу тебе всего, а не то ты не заснешь ночью. Иди домой. Завтра утром сперва найди алмазы, а затем приходи ко мне". Дровосек действительно не мог заснуть всю ночь. Бедный дровосек... он представить себе не мог, что станет владельцем всех этих шахт - медной, серебряной, золотой... а теперь алмазы!
       И старик говорил, что это только начало. Дровосек все думал и думал... что же может быть ценнее алмазов? Утром он вышел из дому очень рано - старик еще спал. Он припал к его ногам. Старик открыл глаза и сказал: "Ты пришел? Я знал, что ты придешь рано, ты не мог заснуть. Сперва иди, и найти алмазы". Дровосек сказал: "А ты не скажешь мне, что может быть ценнее алмазов?" Старик сказал: "Сперва найди алмазы - всему свое время, иначе ты сойдешь с ума". Дровосек нашел алмазы и, пританцовывая, пришел к старику. Он сказал: "Теперь ты не можешь сказать, что я - идиот. Я нашел алмазы!"
       Но старик сказал: "Все равно ты - идиот". Дровосек сказал: " Тогда я не отстану от тебя, пока ты не объяснишь мне, почему я - идиот". Старик сказал: "Ты же видишь, что я знаю об этих шахтах - о серебре, золоте, алмазах - и меня они не волнуют. Ибо есть нечто большее, но не в лесу, а в тебе самом - не снаружи, а внутри. И поскольку я нашел это, мне нет дела до всех этих алмазов. Теперь тебе решать: ты можешь остановиться на алмазах, но запомни, что останешься идиотом. И я сам тому доказательство - ведь я знаю об этих шахтах, но не стал возиться с ними. Это может помочь тебе понять, что есть нечто большее, но найти его можно только внутри самого себя".
       Дровосек выбросил алмазы. Он сказал: "Я буду сидеть рядом с тобой. Пока ты не скажешь, что я больше не идиот, я не уйду отсюда!" Он был простым, невинным дровосеком. Образованным людям очень трудно двигаться внутрь себя. Для дровосека это было не очень трудно. Вскоре он вошел в глубокое безмолвие - радость, блаженство, благословение. И старик тронул его за плечо и сказал: "Вот ты и добрался до нужного места. Теперь тебе не надо ходить в лес. И ты больше не идиот, ты стал мудрецом. Ты можешь открыть глаза, и ты увидишь тот же мир, но уже в ином свете... те же краски, но теперь они стали психоделическими... те же люди, но теперь они не просто скелеты, обтянутые кожей, а светящиеся духовные существа... тот же космос, но впервые он стал океаном сознания".
       Дровосек открыл глаза. Он сказал: "Ты странный человек. Почему ты ждал так долго? Я приходил сюда почти всю мою жизнь и всегда видел тебя, сидящим под этим деревом. Ты мог бы сказать мне об этом раньше". Старик сказал: "Я ждал подходящего момента, когда ты созреешь, когда ты сможешь не только услышать, но и понять. Путешествие не длинное, но не надо останавливаться при каждом достижении. Ибо каждое достижение наполняет тебя таким удовлетворением, что ты даже вообразить не можешь, что может быть нечто большее".

Одна фраза

махавира одна фраза


      В жизни Махавиры случилась одна прекрасная история. Однажды Махавира пришел в Васали, один из великих городов того времени. В Васали жил великий вор. У вора был единственный сын, которого он обучал своему искусству. Он сказал ему: "Ты свободен делать все, что угодно, но не приближайся к этому человеку, не подходи близко к Махавире. Я вор-мастер, но я тоже избегаю его, ибо этот человек опасен. Его окружает нечто магическое - и если ты попадешься, то выбраться будет невозможно. Так что запомни: ты можешь ходить повсюду, но избегай того места, где остановился Махавира".
       Сын был послушным юношей. Много дней он избегал Махавиры, но искушение было таким сильным: "Вот человек,которого отец так боится, что даже приближение к нему считает опасным... На него стоит посмотреть". И однажды он приблизился к роще, в которой остановился Махавира с десятью тысячами учеников - он даже не вошел в рощу, а остановился на краю. И он услышал только одну фразу. Махавира говорил, что в раю ангелы и небесные девы потрясающе прекрасны, но у них есть один недостаток: их ноги обращены носками назад. Ангелы хотят идти в одну сторону, а их ноги в противоположную сторону. Боясь, как бы отец не узнал, что он нарушил его запрет, юноша убежал. Но он подумал: "Там нет никакой опасности, а Махавира просто рассказывает какие-то небылицы". Но в ту же ночь его вместе с отцом поймали на месте преступления. Получить какие-либо сведения от отца было невозможно, поэтому царь сказал: "Не трятьте время на отца, сосредоточьтесь на сыне. Может быть, от него мы сможем получить все необходимые сведения".
       И вот что они придумали: юноше дали наркотик, и он проспал несколько часов в полном беспамятстве. Его перенесли в самую красивую комнату дворца и приставили к нему прекрасных девушек, которые должны были прислуживать ему. Когда к нему вернулось сознание, он подумал: "Боже мой, я умер. Я в раю. Это рай, который описывал Махавира. А девы действительно прекрасны. Все просто великолепно!" Но затем он посмотрел им на ноги и сразу же понял, что что-то тут не так: "Это не рай, ведь у девушек ноги такие же, как и у обычных людей". Девушки всеми способами пытались убедить его, что он умер и находится в раю. Они говорили: "Это только приемный покой. Прежде чем войти в настоящий рай, ты должен рассказать все о своей жизни - таково правило. Все будет записано, зарегистрировано, и только тогда ты войдешь в настоящий рай". Они хотели, чтобы он сознался во всех преступлениях, которые он совершил вместе с отцом, - во всех кражах и убийствах, в которых их не смогли уличить. Но он только улыбался. Он сказал:
- Прекратите это. Я слышал слова самого Махавиры. Ваши ноги выдали вас. Это не рай, а царский дворец. Это все обман. Передайте вашему царю, чтобы он попробовал одурачить кого-нибудь другого. Я - ученик Махавиры. Они сказали:
- Странно. Когда же ты стал учеником Махавиры?. Юноша сказал:
Проходя мимо рощи, в которой остановился Махавира, я услышал одну фразу, и сегодня эта фраза спасла меня. И поскольку других доказательств не было, их в конце концов отпустили. Юноша сказал своему отцу:
- Я больше не буду слушать тебя, еcли бы я не ослушался тебя и не услышал слов Махавиры, нас бы обоих повесили. Нас спасла одна-единственная его фраза. Я иду к этому человеку. Я попал в сети его магии. И он стал великим учеником Махавиры. Он сказал Махавире:
- Ты спас меня. Теперь дай мне новую жизнь, ибо я не хочу быть спасенным для того, чтобы продолжать быть вором и убийцей. Хорошо, что меня поймали: случился разрыв. Начни мою жизнь сызнова, прими меня как дитя. К учителю приходят в поисках утраченной невинности, утраченного детства, самобытности... в поисках индивидуальности, в поисках свободы.


Молись всегда

главный равин


      Эта история произошла в синагоге. Эта синагога была также монастырем для иудеев, а главный раввин был очень строгим человеком. Два молодых иудея гуляли в саду монастыря. Им позволялось проводить в саду один час утром и один час вечером. Все остальное время они должны были изучать священные писания и проходить другие виды обучения. Оба они думали: "Следует ли нам попросить у главного раввина позволения курить в саду?".Оба были заядлыми курильщиками, но в монастыре, внутри синагоги, курение было запрещено. Это было бы преступлением.
       Они оба страдали, поэтому они решили, что попытку предпринять следует, хотя это было все равно, что сунуть руку в пасть льву: "Этот главный раввин - опасный человек; только Бог знает, как он отреагирует!" На следующий день один из них вышел из синагоги со слезами на глазах, раздосадованный и опечаленный. И тогда он увидел другого парня, который сидел рядом с прекрасным розовым кустом - и курил! Он сказал:
- Боже мой, ты начал курить без позволения? Второй юноша сказал:
- Нет, я попросил позволения. Первый юноша сказал:
- Что за человек этот главный раввин? Я тоже попросил у него позволения, а он громко закричал на меня: "Негодяй! Как по-твоему, это синагога или ад? Если ты хочешь курить сигареты, отправляйся в ад!"
- Но как же получилось, что тебе он позволил курить? Второй юноша улыбнулся и сказал:
- А как ты просил позволения? Первый юноша спросил:
- Какое это имеет значение? Второй юноша сказал:
- Все же скажи мне, как ты просил? Первый юноша сказал:
- Я просто спросил... - а эти два часа назывались "часами молитвы". Им позволялось выходить в сад на два часа молитвы. Итак, он ответил:
- Я просто спросил: "Можно мне курить во время молитвы?" А он стал кричать так громко, что казалось, вот-вот ударит меня! Второй юноша сказал:
- Успокойся. Ты неправильно попросил у него позволения. Я тоже попросил у него позволения, я спросил у него: "Сэр, можно мне молиться во время курения?" И он сказал: "Это очень хорошо, ничего дурного в этом нет". Всего лишь небольшое изменение, но оно имеет огромное значение.
       Начинайте собирать все прекрасное, что случается с вами. А это случается с каждым. Но то, что не прекрасно, не стоит помнить, не стоит собирать. Зачем обременять себя мусором, - когда вы можете изобиловать цветами и ароматом?

назад

продолжение страница 4